Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:53 

Звезды над Дриксен. Отчет второго персонажа.

libero4ka
Леонардо фок Хайнц.

Мне 18 лет и я сбежал из дома.
Я сбежал с благополучной фермы моего батюшки ,ибо перспектива выращивать помидоры и варить томатный соус всю свою жизнь - меня ну никак не привлекала. Хотя, безусловно, отец считал, что наша династия фок Хайнцов должна поддерживать свою добрую репутацию в фермерском деле.
Нет, ну правда, что ж такое – мой братец Рафаэль окончил академию и благоухает на службе у его Величества, а я что? Я тут дома должен прозябать? Ну уж нет.
Для поддержания счастья и хозяйства в доме оставил я малолетних братьев своих Микелеанджело и Донателло, но подозреваю, что когда они подрастут, то как и я попытаются попасть в Эйнрехт.
Итак, я ехал в столицу движимый двумя мечтами: попасть в лейб-гвардию, желательно под начало знаменитого фок Штерна и увидеть принцессу.
Мечта моя почти сбылась. Когда я приехал, в столице творилось черти что. Какие-то перевороты, убийства и общая нервотрепка. «Где наша не пропадала» - подумал я и отправился прямиком к брату. Рафаэль дал мне подзатыльник, отчитал по полной программе и представил капитану. Тот посмотрел на меня, махнул рукой и поставил в караул в пару к братцу, решив, что присягу как-нибудь после и вообще возиться со мной некогда. Я был счастлив. Я стоял подле государыни и любовался ее небесно-голубыми глазами, иногда взгляд мой падал ниже, но… впрочем, умолчу об этом. Я носил голубую, как небо ленту и был вооружен до зубов. Все было относительно ровно, дежурства, проверки, охрана. Потом прибежал юноша в красном камзоле и сообщил, что убиты капитан Рауль фок Штерн и Мартин Оберау. Гудрун побледнела и пошатнулась, я подхватил ее за талию и усадил на стул. Несколько минут она шептала что-то белыми губами, а я побежал за водой. Она быстро оправилась, но в глазах ее словно застыли две льдинки. Я, признаться тоже расстроился, ибо надеялся поучиться у капитана, ну и конечно напиться ввечеру с ним и остальными гвардейцами в ближайшем кабаке. Государыня с секретарем постоянно писали какие-то бумаги, а я ничего в этом не понимал. Впрочем, когда бумаг стало совсем много, а секретаря совсем – мало – утомился он совсем, я доверительно сообщил, что писать я тоже умею и могу, хоть и с ошибками. Потом Ларс высвистал меня, и мы пошли на важное дело. Вообще, там еще двое каких-то облобырков отправились убивать гвардейцев –предателей, что засели у наших врагов. Мы решили провернуть такую обманку, чтобы им сильнее поверили, они должны меня побить. Я тоже туда вломился и рассказывал, что я художник. Мелкий парень в зеленом спустил меня с лестницы, мы немного набили друг другу морды, перемигнулись и разбежались. Еще я подлез под гостиницу и прополз там под сваями - хорошее место, чтобы заложить бомбу, если что. Потом я вновь встретил Ларса, этого белокурого умняшечку и мы сели в засаду. Мимо проходил посол Гаифы, Ларс сказал, что его надо убрать, и я послушался. Я быстро выстрелил прямо в грудь этому странному мужику в колготках и юбке, и понял, что это было мое первое убийство. Странно осознавать это, но таков был приказ и, несомненно, содеянное было на пользу государства и Кесарини.
Дальше были нудные часы дежурства и охраны всех этих очень важных, очень умных людей, что совещались у государыни. Брата моего разодели в какие-то дорогущие шмотки и зачем-то прятали в шкафу. Зачем – я не понял. Зато мы быстро подружились с одним из наемников – рыжим веселым парнем, он мне нравился, и я надеялся вечером пройтись с ним до ближайшего кабака и найти хорошеньких девчонок. Он считал, что я тоже наемник, а я гордо орал, что я без пяти минут гвардеец. Впрочем, присягу я так еще и не принес. Было некогда. Меж тем – время шло. Я обыскивал проходящих к государыне и накал страстей и паники был столь велик, что похоже мне посчастливилось, и разрешили обыскивать даже дам. Сначала я возрадовался, потому что мне прямо очень хотелось обыскать жену, ну т.е. вдову уже, посла этой самой Гаифы, но потом я подумал, что из всего этого может выйти какая-нибудь политическая неприятность. Поэтому обыск дам проводила невольная напарница моя в дежурстве – очаровательная пухленькая блондинка, чьего имени я не упомнил.
Вскоре к нам пришли гаифяне, мы с ними бодро болтали, но на порог я их не пускал, когда же один из них захотел пожать мне руку, я отогнал его, угрожая пистолью, ибо ну их, этих гаифян – про них всякое рассказывают. И вот верно. Новый посол этой ихней Гаифы какое-то время крутился вокруг меня, а потом заявил, что я очень похож на его племянницу. Я возмутился, потому что, на мой взгляд, я совсем не похож на девчонку. У меня даже уже начинали расти усы. И когда он извинился и сказал, что не хотел меня обидеть, а всего лишь желал подчеркнуть, что я красивый юноша – я честно сказал, что если бы он не был послом и важным политическим дядькой – я б ему в морду дал. Правда-правда. Но было нельзя. А жаль.
А время все шло, и меня с поста моего вновь перевели к государыне. Братец мой укоризненно посмотрел на меня и покачал головой. А государыня подняла взгляд и сердце мое растаяло. Я понял, что у меня есть еще одна мечта.
Так я и стоял, как лопух, созерцая ее ангельское личико, когда пришел кто-то из ТК и в переживаниях сообщил, что они никак не могут найти убийцу посла, дело было важное – политическое и найти виновного было необходимо. Я просил у нее несколько минут почти наедине, когда остальные все присутствующие в комнате отошли на почтительное расстояние. Я встал на колени и признался, что это я убил посла, и чтобы она не беспокоилась ни за что, потому что присягу –то я не приносил, а значит не гвардеец, и стало быть урону чести лейб-гвардии не будет. Я просил ее только о том, чтобы я мог осуществить свою маленькую мечту. Государыня кивнула. Я же чуть сдвинул дорогую парчу ее платья и коснулся губами царственных лодыжек. Ну вот, теперь можно было умирать. Она спросила, почему я убил его и я, не моргнув глазом, соврал, что сделал это потому, что посол носил юбку, а нормальному мужику это не пристало. Ну не подставлять же Ларса – право слово. На глаза ее навернулись слезы, но она велела, чтобы меня арестовали, ведь она гарант справедливости. Я сдал оружие брату, и позволил заковать руки в кандалы. Насвистывая легкий мотив, я совершенно счастливый совершенным маленьким подвигом отправлялся с конвоем в ТК. В канцелярии меня встретили радушно. Господин Шелленберг посмотрел на конвой и вопросил:
-И что у нас тут?
-Вы приказывали найти убийцу посла Гаифы!
-ИИИИИ???? А причем тут этот балбес?
-Ну вот ,мы нашли, это – он.
-НУУУУУ ЗААААЧЕЕЕЕМ!!!!!!! Зачем вы его нашли...
Господин Шелленберг приложил руку к лицу и устало вздохнул. Меня же отвели в камеру и теперь я ждал, чем же закончится вся эта история.

URL
Комментарии
2014-06-21 в 11:16 

Лилс
amor et honor
скажу по секрету, меня вообще тогда не обыскали) Там за меня поручился Габриас и я стояла слишком гм... не то чтобы уверено в себе, но видимо моя фраза "я просто запомню" звучала чересчур угрожающе :D
так что Леонардо обыск бы явно не светил.)

2014-06-21 в 11:23 

libero4ka
Лилс, именно так. Леонардо на эту фразу и стреманулся. Но помечтать -то можно:)))

URL
2014-06-21 в 11:28 

Лилс
amor et honor
libero4ka, главное уверенность в себе, который раз убеждаюсь.
Скажи... а вообще почему Ларс решил убить посла, ты случайно не в курсе?

2014-06-22 в 11:08 

libero4ka
Лилс, Неа, не знаю. Мое дело маленькое.
Но там были обоснования точно.

URL
2014-06-22 в 13:56 

[Славка]
Лилс, посол появился не в том месте не в то время, а Ларс с перепугу наставил пистолет. Как-то так))

libero4ka, -И что у нас тут? -Вы приказывали найти убийцу посла Гаифы! -ИИИИИ???? А причем тут этот балбес? -Ну вот ,мы нашли, это – он. -НУУУУУ ЗААААЧЕЕЕЕМ!!!!!!! Зачем вы его нашли... Господин Шелленберг приложил руку к лицу и устало вздохнул.
:lol:

2014-06-22 в 15:33 

Лилс
amor et honor
[Славка], ясно-понятно))
libero4ka, дык верю, интересно же ж)

2014-06-22 в 21:55 

libero4ka
[Славка], А я его удачно прикрыл, товарищей надо защищать. Но он УУУмныыый.!

URL
   

Приют моих страстей!

главная